WSJ: Противоречия внутри ЕС выходят на первый план

WSJ: Противоречия внутри ЕС выходят на первый план

Борис Джонсон выиграл всеобщие выборы в Великобритании на прошлой неделе, и страна, вероятно, выйдет из состава ЕС в январе. Эта новость принесла облегчение большинству стран Европы: теперь они могут сосредоточиться на решении других насущных вопросов.

Проблема Brexit объединяла 27 стран-членов ЕС, но жизнь после Brexit может обострить противоречия между ними. Остается неясным, к примеру, смогут ли все страны также единогласно решать вопросы, которые потребуют внимания после выхода Великобритании из состава союза. В том числе им предстоит налаживать новые торговые связи с Лондоном.

В ходе переговоров о Brexit страны-члены ЕС единогласно выступили в защиту общих интересов, добиваясь защиты прав граждан ЕС в Великобритании. Теперь же, когда перед сторонами стоит задача решить ряд разнообразных вопросов, начиная от доступа Великобритании на рынки каждой из стран и заканчивая правом европейских судов рыбачить в водах Великобритании, определить приоритеты, вероятно, будет сложнее.

Об стороны заявляют, что хотят сохранить тесные экономические связи, но их требования противоречат друг другу, поэтому грядущие переговоры обещают быть трудными. Премьер-министр Великобритании Джонсон намерен освободить Великобританию от соблюдения правил и стандартов ЕС, что даст ему пространство для заключения торговых соглашений со странами вне ЕС. Брюссель же хочет удержать Великобританию в рамках существующих правил и стандартов.

Власти ЕС говорят о том, что ослабление регулирования может представлять угрозу конкурентоспособности ЕС в долгосрочной перспективе. Это означает, что они будут настаивать на соблюдении Великобританией экологических и трудовых нормативов, а также иных норм и правил. Именно этой ценой Лондон сможет сохранить тесные торговые связи с ЕС.

«Если Борис Джонсон хочет заключить весьма многообещающее торговое соглашение, то оно должно подразумевать весьма многообещающее сотрудничество в области нормативов», — заявил в пятницу президент Франции Эммануэль Макрон.

Другие высокопоставленные представители ЕС в течение многих месяцев говорили о том, что вопрос о Brexit должен быть решен, чтобы блок смог сконцентрироваться на собственных перспективах. Но с октября, когда была заключена предварительная сделка по Brexit, которую теперь, по-видимому, поддержит парламент Великобритании, настроения в ЕС ухудшились.

Отношения между Францией и Германией также ухудшились, а ведь союз именно этих двух стран в основном обеспечивал интеграцию Европы в последние 70 лет.

Критика Макрона в адрес НАТО, а также его попытки сближения с Москвой и наложение вето на расширение ЕС в сторону Балкан разделили блок.

Канцлер Германии Ангела Меркель выразила опасения относительно того, что Великобритания, в настоящий момент являющаяся второй по величине экономикой ЕС, в перспективе станет соперником блока. При этом бездействие правительства Меркель на фоне внутренней политической борьбы в Германии расстраивает глав других стран, входящих в ЕС.

В настоящее время ЕС предстоит начать сложный процесс обсуждения бюджета на следующие несколько лет. Учитывая отсутствие внутреннего единства в правительствах многих стран или же отсутствие парламентского большинства, Брюсселю придется приложить немало усилий для сохранения целостности союза.

Безусловно, сейчас угроза не столь серьезна, как в 2016 году, когда националистические настроения распространялись по Европе, ставя под сомнение дальнейшее существование самого ЕС. В настоящее время основным поводом для беспокойства является работоспособность механизма принятия решений в ЕС. И без того громоздкий и неповоротливый теперь он может оказаться не в силах обеспечить консенсус даже по незначительным вопросам.

Россия, Китай и США в настоящее время создают беспрецедентные экономические и политические проблемы для ЕС, который, вероятно, будет ослаблен, лишившись Великобритании.

«Фундаментальной причиной, по которой в последнее время не звучали призывы к радикальным реформам, не был Brexit. Этой причиной являются фундаментальные противоречия между странами относительно направления дальнейшего развития», — отмечает Пепиджн Бергсен, аналитик Chatham House.

У стран ЕС нет единой позиции по многим важным стратегическим целям. Долговременное решение проблемы миграции остается ненайденным после четырех лет обсуждений. Данный вопрос подразумевает регулирование въезда людей из нестабильных регионов вне ЕС, а также распределение мигрантов на территории ЕС.

Макрон предлагает залатать дыры в структуре ЕС посредством более глубокой экономической и налогово-бюджетной интеграции, но его предложение пока что остается без внимания. Бурные отношения с США при Трампе ставят под вопрос сохранение системы безопасности США на территории Европы. Страны ЕС не могут достичь соглашения о том, как следует реагировать на стремление Китая к экономическому сотрудничеству и усилению геополитического влияния.

Потеря Великобритании также не пройдет незамеченной. Лондон поддерживал блок, пусть иногда и препятствуя реализации инициатив других стран. В течение многих лет Великобритания выступала против более глубокой интеграции в сфере обороны, возражала против принятия обширного бюджета ЕС, а также выражала недовольство общими финансовыми и трудовыми нормативами. И все же ее военная мощь придавала вес ЕС на поприще внешней политики, а близкие связи Лондона с Вашингтоном способствовали укреплению зарубежных связей.

Великобритания выступала за свободную торговлю, расширение ЕС и совместную борьбу с угрозами для безопасности, призывая к созданию конкурентной и открытой экономики.

В последние годы Великобритания стала вторым по величине спонсором ЕС. По словам Брюсселя, Brexit оставит после себя дыру в бюджете ЕС на следующие семь лет размером в 84 млрд евро.

Принятие этого бюджета на сумму более одного триллиона евро станет первоочередной задачей для ЕС после Brexit. И, вероятно, оно не обойдется без серьезной борьбы. Некоторые страны выступают за сокращение расходов на новых членов ЕС из Центральной и Восточной Европы, и это, вероятно, усугубит напряженность отношений внутри блока, которые и без того подпорчены спорами о миграции и сохранении демократических ценностей.

Власти ЕС при этом пытаются сгладить беспокойство, нарастающее в самых богатых экономиках блока, каких как Германия и Нидерланды, и заверить их в том, что их вклад в бюджет союза не будет многократно увеличен в отсутствие Великобритании. Позиции евроскептиков в Германии и Нидерландах при этом вновь усиливаются, тогда как месяцы переговоров по этому вопросу не принесли результатов.

Вероятно, наибольшие опасения в последнее время вызывает отсутствие единого взгляда на будущее ЕС у Берлина и Парижа.

Власти Германии были недовольны, когда Макрон воспользовался правом вето и отменил переговоры ЕС с Северной Македонией в октябре. Франция же в течение нескольких лет выражает недовольство медленным темпом реформ, а также размером нового бюджета еврозоны. Меркель также напомнила Макрону о том, что союз не может защитить себя без сил НАТО.

Франко-германские отношения переживают не лучшие времена, но пока еще две страны не разорвали их окончательно. Париж и Берлин выступают за пересмотр промышленной политики ЕС, который в том числе позволит найти решение проблеме конкуренции с Китаем. Недавно Франция и Германия достигли хрупкого компромисса по вопросу бюджета ЕС на 2020 год. Тем не менее, то единение, которое привело к отмене границ внутри ЕС и созданию новой валюты, по всей видимости, осталось в прошлом.

Впрочем, за свою 60-летнюю историю блок не раз переживал сложные времена.

В настоящее время перед властями стоит задача по восстановлению единства внутри блока, а также по увеличению его геополитического веса в условиях все более волатильного мира.

Единый рынок ЕС остается важным активом, и, вероятно, никто не хочет его разрушения из-за торгового соглашения с Великобританией. В последние годы Брюссель все больше внимания уделяет таким важным вопросам, как заключение торговых сделок с Японией и Канадой, а также прилагает усилия по расширению зоны единого рынка на цифровую экономику и рынок энергоносителей.

Некоторые из лидеров ЕС считают, что будущее блока не будет вызывать сомнений, если все страны усилят взаимное сотрудничество. «Нам необходимо укрепить интеграцию», — заявил Макрон в октябре.

— Авторы Laurence Norman, laurence.norman@wsj.com, Stephen Fidler, stephen.fidler@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 645 3700, dowjonesteam@1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ

Источник: 1prime.ru

Добавить комментарий

*

пятнадцать − 11 =